Поморский характер
Елена Фомина

Татьяна Кострова живёт в Умбе и работает в музее-заповеднике «Петроглифы Канозера» (экспозиции, выставки, экскурсии — всё на ней). В выходные отправляется на берег Белого моря и в лес: собирать мох, кору, обточенные водой ветки и щепки. Для будущих украшений и предметов интерьера.

Татьяна родилась в Умбе, а после школы уехала учиться. Закончила вуз в Мурманске, пожила в больших городах — и десять лет назад вернулась.

— Как же прекрасно дома, — говорит Татьяна. — Я очень устала от городов, от шума, от того, что столько времени уходит впустую. Захотелось спокойной размеренной жизни. Теперь я снова в Умбе, стоит наш посёлок на Терском берегу Белого моря. Красота суровая, но меня она вдохновляет.

Как дизайнер Татьяна Кострова начинала работать с полимерной глиной, с костью и рогом. В 2014-ом получила грант от Мурманской области, 300 000 рублей. Купила оборудование, открыла мастерскую и занялась украшениями.

— У меня есть три коллекции, — рассказывает Татьяна. — «Ягодное лукошко» (изделия из полимерной глины с образами северных ягод — морошка, брусника, черника). В прошлом году была серия «Тайны северного леса» (украшения из эпоксидной смолы с деревом и северными лишайниками). А сейчас рождается третья, я её назвала «Поморский характер». Это уже предметы интерьерные, вазы, часы, светильники.

Характер настоящего помора, считает Татьяна Кострова, (как и северная природа) внешне суров и неприветлив. К приезжим, к пришлым отношение в этих местах всегда было настороженное. А вообще-то поморы люди гибкие, открытые, радушные и заботливые.

— В моих работах эта внешняя суровость проявляется в простоте, даже грубости форм, — говорит Татьяна. — Это поморский характер.

С виду он такой тяжёлый. А внутри я с этими формами играю. Создаю какую-то текстуру, использую материалы, которые отображают эту внутреннюю гибкость, мягкость. Внутри, к примеру, береста — а снаружи смола.

Смола эпоксидная. Она позволяет запечатлевать, запечатывать какой-то момент. Как янтарь. В коллекции «Тайны северного леса» Татьяна исходила именно из таких смыслов: работала с умершим деревом и лишайниками. И эпоксидная смола позволила запечатлеть и момент умирания, и момент создания новой жизни. Символы бесконечности.

— Для меня это способ самовыражения и общения, — говорит Татьяна. — Как истинная поморка, по характеру я человек замкнутый и закрытый. И мои работы — это способ сказать о себе, о своём мироощущении. И найти близких по духу людей. Ведь те, кто покупают мои работы, наверняка испытывают похожие чувства.

Сначала Татьяна занималась только украшениями и мелкой сувениркой. А в этом году поняла, что хочет делать более крупные предметы — часы, вазы, светильники.

— Для меня важно, чтобы изделия были функциональными. Не просто мелочь какая-то (на полочку поставил — надоело — выбросил). Хочу, чтобы это были вещи, которые не только эстетическую функцию несут, но и работают.

Это такая северная история, поморы никогда не обзаводились чем-то нефункциональным, впустую занимающим место. Каждая вещь должна работать. Сейчас делаю светильник. Я сама люблю свет, люблю ночнички и свечи. Да, они создают домашний уют. Но для меня это ещё и обереги, защитники дома, источники силы и энергии.

Работать в новых техниках, с новыми материалами Татьяна Кострова учится в Интернете. Смотрит ролики, в сети очень много мастер-классов. А что-то приходит и опытным путём.

— Для вазы технику изготовления я придумала сама. Очень часто жалею, что по образованию я гуманитарий, а не техник, инженерной мысли часто не хватает. Но найти информацию всегда можно. И с поиском материалов проблем нет: на маркетплейсах и прочих интернет-площадках можно купить всё — от гвоздя до комбайна. Но вот продать свою работу, когда ты живёшь в медвежьем углу, сложно. Нет магазинов специализированных, нет площадок, где можно показать. А Интернет работает на продаже не всегда, так что есть и минусы жирные.

Эскизов Татьяна чаще всего не делает. Начинает работу, потому что хочется попробовать новую технику, материал. А дальше уже он, материал, начинает работать.

— Начинает открываться, ведёт за собой, даёт вдохновение. Да, ты много думаешь над тем, как соединить несоединимое, как работать со слоями, какой цвет использовать (люблю морскую волну, бирюзовый, голубой). И самый прекрасный момент — увидеть результат. Этот вау-эффект, когда ты понимаешь: сработало. И вышло круто, при заливке смолы удалась и глубина, и слои, и цвет играет. Моё море!

Фото: из личного архива Татьяны Костровой

19 june 2023
Категория: Интервью