О правах коренных народов и ремёслах
Юлия Бараева

Алексей Цыкарев — активный член команды Ассоциации «ЭХО», координатор проекта «Код северных ремёсел», независимый эксперт ООН, член Постоянного форума по вопросам коренных народов. Алексей рассказал о нескольких проектах, реализованных командой Ассоциации в 2020 году, а также о важности традиционных ремёсел для Республики Карелия.

— Алексей, если кратко, какие вопросы в области прав коренных народов сегодня наиболее важны для нашей республики?

— Проблемы коренных народов неуникальны для Карелии, они схожи во всех уголках мира. Где-то фокус больше на политических правах, где-то — на экономических, но в целом проблемы похожи. Сейчас в Карелии в большей степени обсуждают культурно-языковые права, и приоритеты Съезда карелов и вепсского движения лежат в плоскости сохранения и развития родного языка и культуры. Однако экономические права тоже волнуют коренных жителей. Например, на Съезде карелов (в марте 2020 года — Ред.) много времени посвятили обсуждению традиционного рыболовства — каким образом государство должно отрегулировать процесс, чтобы жители карельских деревень не были вынуждены ездить в Санкт-Петербург маркировать свои рыболовные сети, и как сделать так, чтобы приоритет в области традиционных промыслов отдавался коренным народам? Понятно, что мы должны защищать природу и популяцию рыбы. Но для людей, которые исторически живут рыболовством — а для них это не только возможность пропитания, но и часть культурного кода — необходимо создать условия, чтобы они хотели оставаться в родных местах, могли заниматься исконным видом деятельности, и у них не было проблем с доступом к биологическим ресурсам.

Работа многочисленных форелеводческих хозяйств в Карелии сопряжена с экологическими рисками, против которых местные жители активно протестуют.

От вепсов мы последнее время слышим о проблеме вырубки лесов. Крупная компания получила в аренду лесные угодья, и жители опасаются, что вырубка затронет их интересы в области традиционно-хозяйственной деятельности — собирательство, охота, рекреационные, экологические и культурные права (лес — также является частью культурного кода и наследия).

— В прошлом году в Карелии проходил проект, который касался прав детей коренных народов. Какие темы поднимались в рамках проекта?

— В 2020 году мы (с командой Ассоциации «ЭХО» — Ред.) в рамках реализации проекта «Дети коренных народов: карта возможностей» провели экспертный семинар «Права детей коренных народов: арктический контекст» и изучили тему с разных углов зрения, включая образование. В некоторых регионах страны до сих пор сохранились школы-интернаты, дети обучаются и живут вдали от своих семей, а значит, в отрыве от традиций своего народа. Чтобы изменить эту систему, создаются программы, позволяющие не разлучать семью и давать детям качественное образование, например, кочевая, мобильная или стойбищная школа. В Карелии эта проблема немного в другом измерении тоже присутствует: оптимизация, детей возят в школу из одного населённого пункта в другой, часто по плохим дорогам.

Обсуждали и проблему народных промыслов и ремёсел. Как приобщать детей к этому? Уполномоченный по правам ребёнка в Карелии Геннадий Сараев отметил, что часто родители не стремятся, чтобы их дети оставались жить в родных местах, делают всё, чтобы они уехали в поисках лучшей жизни. Один из способов сделать жизнь людей в местах традиционного проживания экономически оправданной — это развитие ремёсел.

Эксперты и организаторы семинара «Права детей коренных народов: арктический контекст». Фото: Из архива Ассоциации «ЭХО»

В проекте «Код северных ремёсел» мы провели исследование, которое говорит о том, что происходит утрата межпоколенческой передачи ремесленных знаний. В деревне Юшкозеро, куда мы ездили в экспедицию, учитель труда сказал нам, что дети не интересуются ручным трудом. Там же в Юшкозере мы узнали, что практически каждый второй мужчина в деревне умеет шить лодки, и традиция эта передаётся из поколения в поколение. И когда учителя труда говорят, что дети не хотят заниматься ремеслом, что их сложно заставить взять инструмент в руки — это, конечно, тревожный сигнал. Так мы можем потерять традиционные ремёсла. Возможно, возврат ремёсел в систему среднего профессионального образования поможет улучшить ситуацию. Например, в саамском селе Ловозеро в Мурманской области, в профессиональном училище сохранилась обработка кости и рога — саамы называют это «твёрдыми» ремёслами. В Республике Коми, напротив, жалуются, что «твёрдые» ремёсла практически оказались за бортом образовательной системы. Поэтому межрегиональное сотрудничество должно сыграть важную роль в сохранении ремесла.

В деревне Юшкозеро в рамках «ремесленной» экспедиции 2020 года. Фото: Светлана Кольчурина

«Мы за уникальность ремёсел»

— Чему ещё мы можем поучиться у других регионов в сфере традиционных ремёсел?

— На семинарах мы много говорим о создании зонтичного бренда «Северные ремёсла». Предпринимаются отдельные шаги в этом направлении: в Республике Коми создают «Дом северных ремёсел», в Мурманской области развивали бренд «Арктические ремёсела». На международном экспертном семинаре «Маркетинг ремёсел: старые смыслы и новые подходы» (г. Петрозаводск, 4-5 февраля 2021 г.) от Посла доброй воли ООН по промышленному развитию (ЮНИДО) Вероники Пешковой мы услышали о среднеазиатском опыте по созданию трансграничных коллективных брендов. С помощью них ремесленники могут выходить на более высокий уровень продаж, их продукция вписана в стандарт качества зонтичного бренда, и это положительно влияет на продвижение бизнеса. В проекте «Код северных ремёсел» мы хотим объединить усилия заинтересованных сторон, создать единый бренд, разработать под него стандарт, и начать его продвигать. Чтобы и местные, и туристы, и потенциальные покупатели за пределами региона знали, что продукция с логотипом «Северные ремёсла» означает качество и аутентичность, отражает местный колорит и культурный код. Сейчас и в Сочи, и в Карелии, и во Владивостоке можно приобрести одну и ту же тарелку с разным названием города. Мы стремимся поддержать уникальность и неповторимость местных ремёсел. Далеко ходить не нужно: опыт брендирования и стандартизации есть у наших соседей — саамов из четырёх стран: России, Финляндии, Норвегии, Швеции. Их зонтичный бренд “Doudji” маркирует настоящие саамские изделия ручной работы и помогает противостоять множеству фейковой продукции, когда предприниматели просто берут элемент культуры, часто используют его и представляют туристам зачастую в неверном контексте, возмущая представителей народа и забирая их культурное наследие, их интеллектуальную собственность.

Открытие выставки работ победителей конкурса предметного дизайна и ремёсел «Придумано и сделано в Карелии» во Всероссийском музее декоративного искусства (г. Москва). Фото: Юлия Калугина

Проект «Код северных ремёсел» международный, российско-финляндский, поэтому нам интересен опыт соседней страны. В Финляндии практически 100 % ремесленников зарегистрированы как предприниматели, а у нас только около 30 %. Однако и российские, и финские предприниматели-ремесленники нуждаются в обучении финансовому менеджменту и сетевому маркетингу. Мы разработали образовательную программу «Бизнес-мастерская для ремесленников» и балансируем её так, чтобы давать финским и российским участникам только то, что им на самом деле необходимо. Россиянам — чуть больше знаний, связанных с налогами и экономикой, а финнам не хватает, например, культурного аспекта. Они сильно уходят в коммерцию, но забывают о том, что ремёсла — это часть культурного наследия, это и материальная, и нематериальная культура. Мы рассказываем, как, занимаясь ремесленным бизнесом, не забывать про культуру, сохранять культурную идентичность и культурный код. Оба эти аспекта — бизнес и культура — важны, и мы будем дальше развивать ремесленничество в контексте этих двух элементов.

Полный вариант интервью читайте на сайте интернет-журнала «Лицей».

Фото для превью: Юлия Утышева

01 march 2021
Категория: Интервью