«Люблю необычное, узконаправленное, не массовое»
Юлия Бараева

Токарь из Петрозаводска Юлия Зайцева рассказала об интересе к старинной мебели, поиске идей в фильмах и на “Pinterest”, а также о том, как сегодня устроена работа мастера, и почему важно говорить с людьми о ремесле и дизайне на простом языке.

По словам Юлии, работой с деревом она заинтересовалась ещё в детстве:

— Играть в куклы меня никогда не тянуло. В детстве всегда больше привлекали ножички, дерево... На даче я скорей шла помогать отцу в строительстве, чем быть в огородах. А с бабушкой на Белом море мы постоянно ходили в лес. У меня был долгий поиск себя, и в итоге к работе с деревом я пришла неожиданно. Я жила в Санкт-Петербурге 13 лет. Работала менеджером. И в какой-то момент у меня щёлкнуло — решила поискать, учат ли где-нибудь в Петербурге работе с деревом. В 2015 году были только колледж и недавно открытые курсы в компании «Рубанков». Тогда будто всё только начало зарождаться.

Интерес к профессии и классической столярной школе Юлии привил её первый учитель — Алексей Юрьевич Дейкин из той самой школы «Рубанков», а позже и второй учитель, Дмитрий Пушин, зародил любовь к токарному мастерству. В группе из шести человек она была единственной девушкой.

— Обучение давалось нелегко. Поначалу казалось, что нужно прилагать много сил. Хотелось не отставать и быть наравне с мужчинами, и в итоге всё получилось. После нашего выпуска я стала следить за тем, как всё развивается. Почти сразу начался бум на столярные курсы, девушки активно пошли в столярку. Предубеждения насчёт присутствия женщин в столярном деле уменьшились. Если посмотреть на Запад, то среди мастеров часто можно найти очень классных мастериц. Там, правда, вся столярная культура и не терялась во времени, как у нас. Но мы их догоняем понемногу.

Целью школы, где я училась, и компании в целом было привить культуру классической столярки, а именно работу ручным инструментом и правильной обработки дерева — всё по старым технологиям. Это, конечно, впечатляет и заражает. Если я носитель таких ценных знаний, то хочется дальше поддерживать эту миссию и быть причастным к возрождению столярного дела в России. Вообще меня всегда тянет ко всему необычному, узконаправленному и не массовому.

«Мастеру нужно не бояться публичности»

Переезд обратно в Карелию в какой-то степени связан с желанием развиваться в роли мастера и заниматься деревом. Кроме того, я в этом вижу небольшую миссию принести ремесло в республику, поскольку мастеров по дереву в Карелии очень мало. Думаю об обучении токарному делу всех желающих, и, возможно, в скором времени буду брать учеников. Вижу в этом своеобразную социальную роль и задачу.

Я позиционирую себя как токарь, хотя до недавних пор большую часть времени уделяла производству столярных изделий под заказ. Слежу за токарными мастерами по всему миру, ищу идеи, которые мне по душе. С помощью токарного мастерства можно создавать дизайнерские, декоративные и функциональные изделия.

При поиске клиентов отлично работает «сарафанное радио». Кроме того, сейчас, конечно, нужно обязательно присутствовать в соцсетях. То, как ты работаешь с клиентом, влияет на твоё имя и популярность. Но так происходит в любой сфере. Публичности мастеру нужно не бояться — твоё имя должно быть на слуху. Мастерам полезно участвовать в фестивалях и ярмарках. В Карелии обязательно нужно проводить ремесленные фестивали с мастер-классами и демонстрациями процесса работы ремесленников. Если хочешь продвинуть искусство или найти учеников, то важно присутствовать в среде и показывать свои умения. На кратковременных мастер-классах не научишь работе с деревом, но при помощи всё тех же мастер-классов можно увлечь человека, мотивировать его на глубинное изучение. Работе с деревом можно учиться всю жизнь. Азы обработки всем даются по-разному. Кто-то схватывает быстро, кто-то медленнее, но упорнее. Кроме того, деревообработка всегда связана с травмами. Нужно быть предельно внимательным и аккуратным в работе. Поначалу травмы неизбежны.

Про реставрацию и любовь к старинным вещам

Однажды у меня был интересный заказ: девушка-заказчик нашла на антикварных сайтах старинную точёную игольницу, всю из дерева. И тогда я подумала, что можно делать реплики старинных вещей. Потом помониторила “Pinterest” (интернет-ресурс для вдохновения — ред.) и нашла столько всяких разных органайзеров для шитья: под ниточки, под ножницы, есть даже целые мини-комодики. Это тоже, своего рода, определённый сегмент, и он в России ещё не занят.

Я люблю старые вещи. Старинная мебель и аксессуары несут в себе историю и мастерство создателя. Кроме того, раньше их делали довольно прочными. Даже мебель 1950-х годов, которая стоит в большинстве квартир, сделана очень добротно. Сейчас популярно направление по переделке и перекраске старой мебели. Если просто привести предметы мебели в порядок, сделать косметический ремонт, они будут служить ещё 50 лет. Даю гарантию! Таким образом мебель продолжает жить в домах, а не оказывается на свалках.

Сейчас много новых форм и решений по мебели, но классические решения и технологию изготовления не изобретёшь заново. Когда-то в период модерна была популярна гнутая мебель. Сейчас эта технология используется редко, но интерес у людей к таким формам по-прежнему есть. Венский стул по-прежнему в цене.

О поиске идей и своего почерка

Я стараюсь никого не копировать. Свои идеи появляются при просмотре работ коллег или неожиданно, из объектов, выполненных в других техниках. Хочется в идеале прийти к чему-то своему и самобытному, найти свою нишу и выработать свой стиль. Я в процессе. Но чаще пока вдохновляюсь работами признанных мастеров. Однажды увидела японскую вазу и думаю: как этот образ через себя пропустить и сделать что-то своё? Всё равно в итоге сделаешь из своего дерева, придашь свою форму идее. Наверное, этого не стоит бояться, но главное стараться найти самого себя. Чистым копированием я не промышляю.

Когда ты чем-то занимаешься увлечённо, то это проникает во все сферы твоей жизни. Теперь я постоянно обращаю внимание на мебель в общественных местах и даже в фильмах. Долгое время страдала, что не стала дизайнером — не умею рисовать, и не смогла себя заставить пойти учиться. Но интерес к сфере и работа в петербургских компаниях развили вкус и насмотренность. Поэтому я всегда с интересом оцениваю любое помещение и объекты в нём с точки зрения дизайнерской позиции и каждый раз обращаю внимание на все деревянные вещи в пространстве. Так и с фильмами происходит: «Боже, какой шкаф! Виндзорский стул!» Перемотаешь, посмотришь на этот стул... Особенно в исторических фильмах — как там красиво!

«Хочется рассказывать людям, откуда берётся вещь»

Изделия, которые создают ремесленники, в масс-маркете не найдёшь. В бутиках — да, возможно, в дорогом сегменте. Поэтому конкуренции особой нет, у каждого профессионального токаря может быть свой почерк, направления и свой клиент. Повторюсь: сейчас можно занять свою нишу. Массовым ремесленное производство не будет никогда, потому что сложно повторить и сделать точную копию изделия. Да и у людей (клиентов) нет такой потребности. Ремесленный продукт с дизайнерским решением — не может стоить дёшево. В Петрозаводске, к сожалению, мало кто готов платить за дизайнерскую ремесленную вещь, даже если понимают её ценность. Поэтому без соцсетей, туристов и столичных клиентов мастерам не обойтись.

У меня есть идея сделать тематический блог, где можно было бы рассказывать, как и из чего выполнено то или иное изделие. Я давно поняла, что люди, заказывая какое-то деревянное изделие, не знают, как оно было сделано. А когда слышишь, что люди считают ремесленные изделия дорогими, им хочется объяснить, откуда берётся такая высокая цена. Ведь мастер долго учится, вкладывает свои средства, тратит свой временной ресурс, платит за аренду помещения, в котором работает, приобретает оборудование и материалы, и, в итоге, создаёт уникальную штучную вещь. Это трудоёмко, требует большого количества времени, физических сил и здоровья. Столярный труд, да любой ремесленный труд, нелёгкий, это тяжёлая работа, требующая особых знаний и умений. Кроме того, мне было бы интересно рассказать и про дизайн — какую функцию он играет в том или ином изделии, что стоит за дизайном. Или наоборот, люди могут не догадываться, что им нужна какая-то вещь, пока не увидят её и не узнают о её функционале и значимости. К сожалению, у меня пока не хватает времени на вдумчивое планирование блога, но в будущем хочется рассказывать о таких нюансах и нести просветительскую функцию.

Фото: Илона Олконен, проект «Код северных ремёсел»

27 november 2020
Категория: Интервью