Это точно Карелия
Елена Фомина

Светлана Кольчурина — коми-пермячка, родилась и выросла в Кудымкаре. Учитель и психолог по образованию, она уже больше двадцати лет занимается проектной деятельностью: национальная культура, творчество, образование.

Сегодня Светлана — директор Ассоциации «ЭХО», больше десяти лет живёт и работает в Карелии. Последний проект («Северный ремесленный кластер — культура бережного потребления от традиции к современности»), поддержанный Фондом президентских грантов, объединяет дизайнеров и ремесленников из нашей республики, Мурманской и Архангельской области. Будут слушать лекции о культурных кодах и разумном потреблении, вместе работать над успешными коммерческими идеями.

Но оставим в стороне «проектный» сленг. Зададим простые вопросы: Что такое «карельский» дизайн? Каким должен быть сувенир, чтобы мы сразу поняли: да, это Север, это Карелия? Или сувениры вообще — прошлый век?

Код

Светлана Кольчурина:
— В нашем проекте мы говорим о дизайне, построенном на локальных культурных кодах. Местный дизайнер, ремесленник может строить свою работу в традиционных направлениях. Использовать материалы, которые есть в этой местности (глина, камень, дерево, шерсть местных овец).

Но дело не только в материалах и традиционных формах. Есть ещё и цветовая палитра определённая: та, которую мы только здесь можем встретить, которой нет в других регионах. Вот Карелия — она такая серая, серо-белая (у нас же долгая зима). А летом Карелия голубая, синяя, зелёная.

Но кроме этой природной цветовой гаммы есть наше культурное наследие, этническое наследие. Это культура карелов, вепсов, это определённая философия жизни. Как местные жители выстраивали свой быт? Ничего лишнего, никакого беспорядка, всё должно быть функционально продумано. Чтобы не тратить время, не тратить ресурсы.

Вот у коми, у пермяков в деревенском доме много лишних деталей, как будто захламлённости такой: нет, этот кувшин я не выкину — пусть висит, может, сгодится. И двор тесный, и каждый сантиметр земли должен быть вспахан и засеян. Возникает такой визуальный беспорядок.

А в Карелии обязательно полянка перед домом, обязательно скамейка. Вот эта философия созерцания, жизнь в своём темпе, в своём ритме — это наше. Замедленная скорость: карелы долго принимают решение, но быстро работают. Созерцание — это время для принятия решения.

У южных народов есть право на ошибку: посадил весной не то и не так — не страшно, есть время всё исправить и снять второй урожай. А на севере нет второго шанса, здесь другие природные условия. И долгая зима — время обо всём подумать и принять решение.

Светлана Кольчурина в сарафане от модельера Лады Дымкиной (г. Петрозаводск). Фото: Юлия Утышева

Карельский дизайн — это не только то, что мы видим. А прежде всего карельская вековая философия, в которой объединилась природа, стиль жизни, нормы морали. Вот есть народы, которые жили общиной, все вместе. А посмотрите на карелов, особенно северных: это же традиционно было хуторское расселение. Да, мы любим пообщаться — но людей рядом лучше пусть не будет.

И это, кстати, отражается на современной городской стилистике. Посмотрите, в Карелии не любят многоэтажки. Комфортный вариант — максимум девять этажей и три-четыре квартиры на площадке (тогда не придётся слишком часто сталкиваться с соседями).

Дизайн

Светлана Кольчурина:
— Мы привыкли слово «дизайн» относить к одежде, квартире, автомобилю. Но дизайн — это и то, как выстроены наши города, где проложены пешеходные дорожки, какие растут деревья. Для меня карельский дизайн прежде всего в этой философии заземлённости, медленной жизни, устойчивости, если хотите.

У нас есть дизайнеры, которые работают с темой карельскости (я сейчас говорю о географии, не о карельском народе), которые улавливают на уровне философии, какая она — наша республика. Именно они создают вещи, которые ты видишь и говоришь: о, это точно Карелия!

КрУжки Юлии Фёдоровой, вязаные изделия Ирины Соломещ, половики Юлии Журавлёвой — на них нигде не написано «Карелия», но ты сразу видишь и олонецкую зиму в серо-голубом шарфе, узнаёшь карельскую вышивку в керамике. Проталины на весеннем озере, тепло бабушкиных рук.

Работа Юлии Фёдоровой. Фото: Юлия Калугина, г. Москва
Работа Юлии Журавлёвой. Фото: Илона Олконен, г. Петрозаводск
Работы Юлии Журавлёвой и Юлии Фёдоровой. Фото: Юлия Калугина, г. Москва
/
Это точно Карелия

Часто ремесленники, дизайнеры поверхностно относятся к наследию, к своим корням. Берут только визуальные символы, орнаменты (даже не задаваясь вопросом, о чём этот орнамент). Но важна не внешняя атрибутика, а философия жизни. И если ты её чувствуешь, твои работы никто не повторит. Потому что через них ты рассказываешь и свою личную историю, и историю своей земли.

Работа Ирины Соломещ. Фото: из личного архива Ирины Соломещ

Сувениры

Светлана Кольчурина:
— Я как-то проводила семинар в маленьком посёлке Мужи в Ямало-Ненецком округе. Это южный приполярный Урал, ханты живут там традиционным укладом, пасут оленей — живут так, как жили веками.

Научите, говорят, нас делать сувениры (все же сейчас должны делать сувениры). И вот мы работаем, я рассказываю про культурные коды. Придумываем идеи для сувениров, всё замечательно. Но чувствую: что-то не то. И понимаю, что ханты, конечно, могут изготовить сувенир. Но не могут ханты думать сувениром, нет у них такого понятия. Да, они могут сплести корзину для жизни, чтобы в лес с нею ходить. А для туриста что — такую же, но маленькую? Тогда уж проще сделать большую, потому что зачем тратить ресурсы на бессмыслицу?

И вот я думаю: где эта грань? Нужна ли вообще сувениризация ремесла? Игрушечность вот эта?

Мы много сейчас говорим: карельский сувенир, северный сувенир. Да, понятно — развиваем туризм. Но пусть люди купят одежду нормальную, предметы быта — это же ремесленники могут обеспечить? А сувенир (в том виде, как его понимают сегодняшние ремесленники) — это всегда борьба с производствами. И эта борьба всегда будет ремесленником проиграна. Это не ваше поле, вообще не ваше. Отвяжитесь вы от этих мелких сувениров, зачем тратить время на магнитики?!

Светлана Кольчурина. Фото: из архива Ассоциации «ЭХО»

Недавно обсуждали с сотрудником санатория «Кивач», который отвечает за закупку сувенирной продукции, издание книги, которую москвичи-питерцы могли бы купить прямо на месте, на память. Говорю: «Если книгу брать не будут, можем сделать открытки». Но «Кивачу» открытки не нужны, их клиенты хотят дорогой, качественный премиум-сувенир.

И в Карелии сейчас много мест, куда едут люди обеспеченные, которые могут позволить себе купить какую-нибудь классную вещь. Да, задорого. Но не шкатулку из карельской берёзы, которая в сто пятьдесят слоёв покрыта лаком, а действительно стоящую работу. И таких пока очень-очень мало.

Выступление Светланы Кольчуриной во время обучающих семинаров. Фото: из архива Ассоциации «ЭХО»

Мы с командой Ассоциации «ЭХО» занимаемся проектной работой в Карелии уже десять лет. Да, в Петрозаводске появились отличные ремесленники и дизайнеры. А как работать с теми, кто живёт в глубинке? В Пряжинском, Беломорском районе? Мы искали мастеров, создавали с ними новые изделия — при непосредственном кураторстве дизайнеров. Проводили фотосессии, издавали буклеты, каталоги.

И получилось, например, новое поморское платье: московский модельер и дизайнер Маша Андрианова работала с беломорскими рукодельницами. Они взяли за основу традиционную поморскую рубаху, но так её переработали, что вышло совершенно новое прочтение. И традиционное, и современное, и стильное. Вот это — дизайн, культурный код. Вот это — Карелия!

Поморское платье от модельера Маши Андриановой и беломорских мастериц. Фото: Илона Олконен Фото на обложке: Юлия Утышева

05 april 2023
Категория: Интервью