«Дизайн без корней что ребёнок без родителей»
Юлия Бараева

Про особенности карельского дизайна, связь дизайна и экономики, а также необходимость сохранения связи с национальной культурой рассказала руководитель Центра дизайна интерьера, создатель бренда “Karelian Design”, член Союза дизайнеров России Яна Пермякова.

— Я решила стать дизайнером, когда ещё училась в школе. Тогда меня заинтересовал дизайн интерьера. Я окончила Международный славянский институт, по квалификации и специальности «Дизайн», получила большой опыт в данной сфере и уже после обратила внимание именно на тематику нашего региона. Тогда меня заинтересовал вопрос карельского стиля в интерьере: стала думать, каким он мог бы стать, но для меня было важным, чтоб он отличался от стереотипных представлений — деревянный дом, тканые половики... Мне хотелось создать современный интерьер, в котором присутствовали бы элементы, сделанные по мотивам карельской культуры или отсылающие к ней.

Я обратила внимание на то, что интерьер невозможно создать, если нет предметного ряда.

Как раз тогда мы с командой по мотивам карельской вышивки создали декоративные панно из карельской берёзы — маленький элемент, который цепляет взгляд. Затем появилось панно «Кижский лемех» — однажды я оказалась в цеху, где делали заготовки для реставрации Преображенской церкви на острове Кижи. Деревянные плашки лежали в куче, я взяла одну, подержала-покрутила в руках и подумала, что у неё интересная форма. Так родилась идея светового панно: это должен был быть светильник, но белого цвета — помог нам в этом архитектурный гипс. Данный объект мы создавали вместе с Михаилом Рихтером и командой “Solaris Avis” из города Воронежа, и ребята, которые совершенно незнакомы с островом Кижи, не видели вживую лемехи на куполах Преображенской церкви, сказали: «Это что-то космическое!». Это, действительно, как будто предмет из прошлого, но если его интерпретировать иначе — уже получается из будущего. Мне такие вещи очень интересно создавать! С того момента мы начали экспериментировать — делали пледы, шейные платки... Тема настолько увлекла нас, что невозможно было остановиться. Дальше придумали кровать, у которой есть элементы карельского шунгита и берёзы.

«Ходила в бомбере с карельской вышивкой, люди оборачивались!»

Культура — это кладезь, пласт, который стал для меня постоянным источником вдохновения. Вроде бы, это один предмет, но ты можешь использовать его в разных интерпретациях. Например, мы делали бомберы с вышивкой. Это спортивный элемент одежды, который есть почти у каждого человека, и когда он соединяется с вышивкой, смотрится просто отлично. Когда я шла в таком бомбере по Москве — люди оборачивались!

Однажды мы с командой участвовали в московской выставке, куда привезли кресла, предметный ряд наших, карельских мастеров, и некоторые люди просто «залипали» на нашем стенде. Потому что предметы, в которых коллаборируется современность и традиция, можно долго разглядывать. У современного человека клиповое мышление, вокруг нас много информации, она пролистывается, и бывает очень сложно остановить взгляд человека именно на себе. А на выставке они разглядывали всё, трогали — это дерево, ручная керамика, принты... Наши предметы выглядели свежо. У нас много подражания дизайнам других стран — итальянский, французский, американский. В дизайне нет русского стиля. Никто не делает интерьеры в русском стиле, а в карельском — и подавно. Мы заявили свои проекты с карельской тематикой, и жюри российского уровня отметили именно эти работы, хотя работ поступило очень много. Но, наверное, это эффект свежести взгляда... В наше время, опять же, много картинок, у людей большая насмотренность, дизайнеру сложно их чем-то удивить. И мы удивили как раз традицией, связью с корнями. Мне нравится выражение «Дизайн без корней — это как ребёнок без родителей».

Если мы просто делаем дизайн и ни на чём не основываемся — это пустышка.

Нужно, чтобы была какая-то связь. И мне кажется, что начинается всё с любви — любви к себе, своему региону, месту, где ты родился — тогда возникает гордость, и ты хочешь это популяризировать. Когда приезжаешь в Италию, видишь, что каждый итальянец обожает место, где живёт — он трясётся над каждой чашечкой. Я бывала в таких местах, где местное население настолько бережно относится к своей архитектуре, искусству, каждый черепок сохраняют, и это всё хранится в музеях. А у нас, к сожалению, культурные традиции не особо популяризируют, в музеях, конечно, много чего есть, но дальше, в народ, к мастерам и дизайнерам, это редко идёт. В Карелии очень много талантливых дизайнеров, которые работают в этом направлении. Хорошо, если их труд будет востребован, и люди не будут уходить из профессии, продолжат творить. Это очень правильное, актуальное и новое направление.

— Как дизайнерам, ремесленникам продвигать свою продукцию? Важно ли знать, например, основы маркетинга?

— Да, творчество и экономика — это разные сферы, и здорово, когда художник соединяется с каким-то грамотным менеджером. В наше время создаётся очень много интересных вещей, но дальше единичного производства ничего не происходит — только разовые покупки и до массового потребителя эти интересные вещи не доходят. Я считаю, что необходимы программы, которые будут помогать продавать подобные «разовые» изделия. Если человек не зарабатывает на своём деле, чаще всего, он уходит из профессии. Знаю многих людей, которые занимались творчеством и вынуждены были перейти на более «хлебную» работу. Сейчас модным словом стало «продвижение», но не все люди старшего поколения (да и не вся молодёжь) умеют это делать. Как мне кажется, это задача федерального уровня — создавать средства по грамотному продвижению и популяризации дизайнерских и ремесленных продуктов. Нужно, чтобы на территории Карелии продавались не китайские сувениры, а работы местных мастеров. Возможно, на законодательном уровне нужно ввести какие-то ограничения, чтобы помочь местным ремесленникам, которые занимаются производством и реализацией вещей ручной работы.

— В 2020 году Петрозаводск стал столицей российского дизайна. Что изменилось в сфере дизайна за это время, какие есть результаты?

— Всё, что сделано — это итог не только Года дизайна, но и прошлых лет его популяризации. Например, появление арт-объектов: члены Союза дизайнеров давно уже говорили, что в Петрозаводске нужны новые достопримечательности, и сейчас они появляются. Говорили, что фасады города нужно привести в порядок, сделать дизайн-код города. И город стал чище, фасады приводят в должный вид — это тоже отсроченная работа того, что было в предыдущем периоде. У меня ощущение, что сейчас все развернулись в сторону дизайна. Если говорить об общих результатах, то наш карельский дизайн стал более интегрирован в систему российского, мы стали интересны на общем уровне России. Летом 2020 года карельское отделение Союза дизайнеров России совместно с Ассоциацией «ЭХО» провели конкурс предметного дизайна и ремёсел «Придумано и сделано в Карелии» — это региональный конкурс, который связан с головным «Придумано и сделано в России».

На одну из организованных нами конференций приезжала искусствовед, директор Ассоциации специалистов предметного дизайна Анастасия Крылова, она пригласила карельских дизайнеров поучаствовать в проекте “Russia: multibrand” в рамках Голландской недели дизайна, которая проходила с 17 по 25 октября. Это тоже здорово, мы вошли в этот проект наравне с Сибирью, Волгой и Москвой. Карелия позиционирует себя как единица на карте дизайна России. Успех данного фестиваля в том, что наши работы увидят на международном уровне. Мы объединяем все усилия, чтобы и на российском, и на международном уровнях наш, карельский дизайн был заметен. Чтобы молодые специалисты могли съездить, получить обратную связь и, возможно, какие-то контракты в других регионах и даже странах. Мне кажется, это достойный результат.

— Можно ли говорить, что профессия дизайнера сегодня стала популярнее?

— Если сравнивать с тем временем, когда я училась, и когда занималась в школе искусств, да. Тогда это всё было так странно, было непонятно, чем ребёнок будет заниматься, если станет дизайнером. И буквально за несколько лет эта профессия вышла в топ. Сейчас все понимают, что дизайн нужен везде — хочешь ты сделать рекламный пост, обращаешься к графическому дизайнеру, хочешь одеться — обращаешься к дизайнеру одежды или стилисту. Мы, дизайнеры, в принципе, ориентированы на эстетику и на то, чтобы всё было красиво, и наша профессия напрямую связана с красотой. Дизайн — это изучение законов красоты, заложенных в природе, изучив которые, мы принимаем их в собственной жизни.

Об уникальности Карелии

В начале 2020 года я побывала в Хельсинки в Музее дизайна. Интересно, что в его основе лежит бывший Музей декоративно-прикладного искусства. Финны вовремя поменяли название и стали Музеем дизайна. В Карелии также недавно открылась выставка «Лаборатория северного дизайна», и уже на базе этого можно было бы создать свой Музей дизайна. Наш народ, может, не столько интересуется историей, но дизайном интересуются все. На открытие выставки Victoria Design Awards Дизайн России 2020 в Музее изобразительного искусства Республики Карелия пришли почти 350 человек. Это говорит о том, что тема современного дизайна очень актуальна. Сейчас сложно людей мотивировать на поход в музей, на участие в открытии выставки... Кроме того, у нас есть и представители творческой молодёжи, которые достойны, чтобы их работы популяризировать, и есть достаточно богатое культурное наследие.

— Правильно ли я понимаю, что в Карелии очень благодатная почва для развития дизайна?

— Да, Карелия — интересная территория: Европа рядом, есть русское деревянное зодчество, наскальные рисунки, всё как-то соединяется. Есть очень много элементов, которые можно брендировать, а дизайн он как раз основан на создании бренда. Предметная среда является фоном. Это привлекает людей, и они приезжают сюда туристами. Поэтому логично, чтобы в Карелии появился музей дизайна, а вместе с ним и интерьеры в карельском стиле, предметы, сувениры, вещи, которые человек может забрать с собой на родину. Даже элементы вышивки раньше создавались на основе природы — вся цветовая гамма взята из карельской природы. Элементы вышивки каким-то образом зашифрованы и стилизованы. Может, мы просто утратили этот язык, не можем прочесть, что было написано нашими предками, но на интуитивном уровне мы понимаем, что это передача информации о каких-то древних верованиях, оберегах... Сакральные вещи в этом есть. Это всё интересно рассматривать и изучать, а для туриста это полное погружение.

Национальную культуру нужно популяризировать, чтобы передать дальше. У меня в детстве было много элементов, в которых прослеживалась карельская культура: книга о карельской вышивке, карело-финский эпос «Калевала» — оригинальный текст и детские версии, которые иллюстрировала Тамара Юфа. Это всё было и остаётся важным для меня. Наверное, если бы этих предметов не было в моей жизни, не было бы этой безграничной любви. Важно создавать для ребёнка предметный мир. У меня и сейчас есть много вещей, которые привезли из дома прадеда: сундук, где собраны сарафаны моей прабабушки, полотенца с карельской вышивкой. Они создают теплоту и связь между поколениями.

Фото: из личного архива Яны Пермяковой

07 december 2020
Категория: Интервью